Мумии Чачапояс - культ смерти или путь к жизни? (часть 3)*

Личное историческое изыскание в мистическом прошлом древнего и во многом загадочного народа Перу - Чачапояс



Часть 3. Жизнь после смерти.


Для начала, я уточню название места как определения. То, что в русском языке называется «Город Мёртвых» не совсем верно. Вот Инки прозвали захоронения Чачапояс «Уку Якта» - «Поселение загробного мира».  Ведь ни сами Инки, ни иные культуры на территории Перу, никогда не создавали столь массовых захоронений бальзамированных мумий! Этой чести удостаивались только правители.



Таким образом, нам нужно понять, что в представлениях создателей «Городов Мёртвых», умирая, человек как бы переселялся в другую деревню. Нет, здесь не идёт речь о «живых мертвецах» и прочей нечисти апокалипсического модерна в современной кинематографии. Здесь говориться о том, что древний человек совершенно определенно верил в переход из одного мира в другой. Ведь, в первых частях этой статьи мы уже выяснили, что Чачапояс хранили скелеты предков в собственных домах. Это значит, что создание «Городов Мёртвых» не диктовалось необходимостью избавиться от трупов. Сами эти «поселения» действительно достойны внимания. Это дома, часто расписные, в обрывах скал. Не на скалах, а в их отвесных стенах. Многие из таких домов закрывают входы в пещеры, где столетиями складывались саркофаги умерших. Есть захоронения без домов. В таких случаях, расписывается сам саркофаг. Ещё добавлю, что саркофаги Чачапояс изготавливались в виде статуи человека, но, в отличии от древнеегипетских, умерший на растягивался в нем горизонтально, как в гробу, но «упаковывался» подобно плоду в чреве матери… в позе эмбриона.




О смерти.

Известно, что с приближением смерти человек внутренне видит «туннель» в конце пути, и инстинктивно готовиться к этому переходу. Это время, когда он отстраняется от всего. От еды, забот, вещей и даже от близких. Только лишь на некоторое время наступает период «оживления». Человек вдруг желает пообщаться, сходить в гости, вспоминает о неубранной кухне, незаконченной работе, о словах, которые следовало бы сказать, чтобы исправить ошибку или наоборот, обругать кого-нибудь… За несколько дней до смерти, человек смотрит в себя. Он, она… проходит через весь период своего пути, смотря на него со стороны. Это очень важный этап жизни. Нет, я не ошиблась словом. Именно, жизни. В современном мире, принято оставлять стариков где-нибудь в домах престарелых. Они бесполезны, одиноки, и уродливы… Потому-то и фильмы о «ходящих мертвецах» так увлекательны своей гадкой иронией, невежественным страхом и открытой неприязнью. Древние же прекрасно понимали смысл смерти. Это не был уход, это была перемена внутреннего состояния. 


Город мёртвых, Перу
Разрушенный современными посетителями город мертвых

Умирающий обязательно находился в доме, в который сходились все родственники. Они «провожали» не тогда, когда надо было идти за гробом, а именно в дни этого самого внутреннего путешествия к «туннелю». Отсюда и отношение к умершим после того, как они испускали дух. От трупов не избавлялись, а, можно сказать, распределяли по «загробным попечительствам». Проще говоря, они переходили в сферу иного назначения. Одни хранили очаг, иные сопутствовали в лечении, а другие являлись сопровождающими в потустороннем мире. О «хранителях» я уже рассказала в предыдущей статье. О том, что «домашние» скелеты отвечали за притягивание удачи к домам живых, говорят «энги» - пиктограммы, искусно выбитые в камнях стен. Теперь, давайте обратимся ко второму сорту мертвецов.


Город мертвых, Лос Пинчудос
Город мертвых "Лос Пинчудос"

Города Мёртвых.

Начну с того, что Куэлап – это не единственный город цивилизации Чачапояс. То есть, «Городов Мёртвых» множество. К сожалению, (а может, к счастью) многие археологические места находятся на территориях местных племен, и они не допускают туда не только туристов, но и не каждый археолог может свободно подобраться к древностям. Почему? Приведу пример одного открытия. В середине прошлого века американец Евгений Савой объявил о том, что нашел в джунглях Перу великий город загадочного народа Чачапояс. Будучи миссионером, он вообще-то много чего «нашел» в Южной Америке… Дав имя своей новой находке (по названию реки – Гран Пахатэн), он взялся за «раскопки». Начались они с расчистки. Со стен содрали мох. Насколько изумительным был этот город, говорят те немногие фотографии, сделанные в ходе работ. Его архитектура представляла некий симбиоз между культурами Чачапояс, Тиванако и Чавин. Уникальность этого симбиоза в том, что культура Чавин существовала в первом тысячелетии до н.э., а империя Тиванаку – в третьем столетии до н.э. Да и расстояния между ними приличны. Но взгляните на географическую карту Перу: Чачапояс и Чавин располагались на одной реке – Мараньон… Тиванако лежало у озера Титикака, но «соединялось» с территориями Чачапояс рекой Укаяли, которая впадает в Мараньон. Кстати, смотря на эту карту, обратите внимание, что приток Укаяли, Урубамба , не только соединял озеро Титикака с Чачапояс, но и проходил через обширные земли знаменитой голубоглазой культуры Вари (примерно V-XII столетия н.э.). 



Что произошло с Гран Пахатэн дальше? Пренебрежение к предупреждениям местных жителей о разрушительности сезона дождей и незнание свойств камня, из которого был построен город, привели к его практической потере. Стены, оставшиеся без защитного покрытия мха*, начали разваливаться с катастрофической скоростью . Раскопки свернули к концу 80х и теперь Пахатэн закрыт. Город-призрак вновь поглощён джунглями… Но вот проход к его «Городу Мёртвых» доступен. В народе его окрестили «Los Pinchudos»… хм, как бы это прилично перевести-то?… «Пенисы»… ам… внушительных размеров. Причина столь примечательного прозвища в том, что на саркофагах мужчин древние жрецы ярко изобразили их достоинство в полной, так сказать, готовности. Ну а если добавить к их произведению искусства и высоту саркофагов в 2.5 метра… Воистину, живой символизм :)


* Мох имеет свойство разрушать структуры, на которых он паразитирует. Это, конечно, не относиться ко всем его видам. «Испанский мох», например, довольно жуткий на вид, но совершенно безобиден. Так вот, процесс разрушения состоит в том (здесь я попытаюсь быть проще), что мох проникает в ст