Не опоздай!

История, рассказанная в день Хэллоуина.


Да, наступил тот самый день, последний день октября. Я даже не думал о том, что это некий жуткий праздник. Хэллоуин. Я просто сидел на остановке с. Стрельна и ждал его. Микроавтобус, который должен был отвезти меня в аэропорт Пулково. Я летел с начальником в Турцию на конференцию. Вернее, он летел на конференцию, а я в качестве прислуги для его любовницы. Таскать за ней пакеты с покупками. Его жена, замечательная скромная женщина, сидела с детьми и ничего не подозревала. Она мне очень нравилась. Я часто встречался с ней, когда начальник посылал меня помогать ей в закупке продуктов… Думаю, я тоже нравился Вале, хотя я трусливо молчал о проделках «Толика», и за это еще больше ненавидел и себя и начальника.

В «заграничных командировках» он всегда размещался в пяти звёздах, я – в дорожном мотеле. Мне совсем не хотелось там быть, но надо: начальнику нужен мальчик на побегушках… и я готовился к своей участи. Восемь утра. Безлюдно, тихо, холодно. Вдруг передо мной появился человек. Нет, он никак не мог просто возникнуть из ниоткуда! Это я так не выспался, что не заметил, когда тот подошел к остановке. - Эх, простите! – Воскликнул тот. – Никак не думал, что кто-нибудь будет здесь в такой ранний час, в субботу. Я выпрямил спину. Еще никто в моей жизни не извинялся по поводу беспокойства на автобусной остановке. - Ничего, присаживайтесь. – Буркнул я. Незнакомец цокнул языком и бухнулся на скамейку рядом со мной. - Я что имел ввиду. – Куда-то в сторону произнес он. – Я за опоздание извинялся, понимаете? - Автобус через минуту уже должен подойти, так что мы вовремя. – Попытался успокоить его я. Странный прохожий настораживал меня. Седой, изнуренный лицом и какой-то неестественно искривлённый во всей своей тощей фигуре человек. - Нет он опоздает, и я в этом виноват… простите меня. Я ничего не понял. Мерзлота в утреннем воздухе настойчиво лезла под шарф и мне пришлось поправить его. - Нет, нет! – Воскликнул сосед на мои шевеления. – Я вам всё объясню! Не сердитесь…



Это случилось в ночь за день до экзаменов. Десятый класс. Я был отличником, но только потому, что мой отец спонсировал некоторые проекты директора нашей школы. Всё по госам прошло гладко, но только не литература. На ней зависли. - А это районка, - ворчал папаша в тот неладный вечер, - директриса сказала, что ничем не сможет помочь… Билеты запечатаны, а дама, которая будет в комиссии директрисе совсем не знакома… Тебе только чудо поможет! Я лишь слабовольно пожимал плечами. Чудо? Колдовство? Магия… И тут мне очень кстати вспомнилось, что наша школа располагалась напротив здания библиотеки, которую до революции занимала имперская секретная сыскная контора. С века так восемнадцатого. При ней была канцелярия. Наша учителка по истории, Полина Кузьминишна, рассказывала, что там составлялись «черные списки»… - В те времена, - поправляя очки рассказывала она, - ходили слухи о «черном канцеляристе», который записывал имена всех казненных прямо там же, во дворе конторы. Растрепанный, жуткий на вид старик, сидел у окна и медленно выводил имена на листе толстой прессованной бумаги. С каждым годом, канцелярист становился худее и кривее и вступающее на эшафот люди, пугались его больше, чем петли. Вот такие рассказы она нам сочиняла. Говорила, что кто-то из её родственников там работал и видел этого старика! Привидение, ясное дело. Тот около двух ночи подходил к окну, что-то записывал на невидимой бумаге и испарялся с первыми лучами рассвета. Дети, конечно, задавали ей кучу вопросов. Так, например, я поинтересовался «а что будет если подложить бумагу на тот подоконник?». Она посоветовала мне самому попробовать это сделать и всем рассказать о результатах. Мы посмеялись над её шуткой и забыли про этот разговор, к тому же училку уволили. Сказали, мол пусть в детском саду устраивается сказки на ночь рассказывать. Но вот экзамены. Этот вопрос, глупый и немыслимый, снова выплыл в моём разуме. Вообще-то я в той библиотеке никогда не был. Я не учился. Отец за всё платил. Вот и я, следуя его традиции, заплатил ночной уборщице Клаве, за ту самую услугу: оставить к ночи лист бумаги на подоконнике того самого окна. На ней был начертан вопрос: «какой номер билета?». Без деталей, чтобы если кто и увидел бы бумажку, то не догадался о чём она. Ну, по крайней мере, я так думал. В десять вечера мне как-то беспокойно стало. А вдруг, думал, кто-нибудь шутку выкинет и мне на бумажке номер накалякает? Покрутился я в кресле перед компом, играть уже расхотелось, родители храпели перед телеком. На улице свежо… Короче, взял я нашего Тузика, болонку, и под видом выгула собаки рванул к библиотеке! То окно, где «черный канцелярист» чиркал имена, выходило во двор. Там я пристроился на скамеечке, припустил поводок, и впялился в чернеющее окно бывшей канцелярии. Благо лето теплое выдалось, и ко второму часу ночи не так уж и холодно было. Ночи у нас в Питере белые, люди тихие, улицы спокойные. Я пару раз чуть не заснул, но до двух продержался! И вот слышу шелест. Одинокие кусты от ветра аж пригнуло, дождевые трубы загудели, чё-то заскрипело на крышах, коты дворовые шипеть начали. Тузик мой под скамейку забился и молчок. Ну а я на ноги вскочил и поближе к окну подкрался. Оно на цокольном этаже было, а само здание за пару веков настолько в почву погрузилось, что мне надо было пригнуться, чтобы в него глядеть. Подошел, короче, страшно, холодно, коты то ли воют, то ли стонут… Ветер волосы теребит… Я глаза от него закрываю, всё на свете проклинаю… и вдруг… свет! За окном. В библиотеке. И не фонарик от мобильника, а самая настоящая свеча. Ну вы знаете, пламя от него треплется, волнуется… Так я в собственном сердце этот трепет почувствовал, даже в теле как-то потяжелел и затрясся, когда это увидел! Привидение кривого старика. Канцеляриста этого чертового. А он откуда-то из стены выплыл и прямо к моему окну потащился. Руку трясущиюся к подоконнику вытянул, к моей записочке, склонился, пальцем кривым в вопросец мой тыкнул и вдруг как глянет на меня! Глаза водяные, лицо серое, а ногти черные! Я от потрясения даже о Тузике забыл! До дома на своих двоих на мастера спорта по бегу там же нормативчик и выполнил! Короче, прибежал я домой, отдышался, до утра в Героев решил поиграть, чтобы успокоиться, да папаша меня в шесть выгнал… Тузика искать. Ну чё пошел я обратно во двор. Псина моя так под скамейкой и сидела, да только под ошейник её моя же записка была засунута. Как она туда попала Тузик увы рассказать мне не смог, но я уборщицу подозревал. Хотя ладно, чёрт с ней, может она в сговоре с тем привидением была… Короче, развернул я бумажку и прочитал ответ под своим вопросом: «20, не опоздай». Ну, «двадцать», наверное, номер билета, а вот о том, куда я должен был «не опоздать» я тогда даже думать не стал. А зря. Ведь в том-то вся моя судьба и завернута была. На экзамене по литере я вытянул двадцатый билет про пиковую даму. Сдал короче, ведь именно к этому билеты я всё до обеда вызубрил. Папаша был доволен и сразу устроил меня в институт, бизнес вроде изучать. Но тут-то вот и пошло всё вперекосяк. Я к ректору института должен был ровно в десять утра подойти, но опоздал на двадцать минут. Тот ждать не стал. Папаше доплачивать пришлось. Это его не порадовало… Я, конечно, устроился, но вся эта лабуда с опозданиями превратилась в какое-то проклятие. Лекции, встречи, поезда, самолеты, конференции, отпуска, дни рождения и даже неотложка, когда у отца инфаркт… Я опоздал на свидание с девушкой ровно на двадцать минут из-за того, что у такси закончился бензин… водила сам не понимал, как такое могло случиться?!...



- Подождите, - тут я прервал рассказ незнакомца, - не хотите ли вы сказать, что все те, кто находятся с вами, тоже… опаздывают? Старик печально улыбнулся в ответ и уверенно кивнул. - И это тоже. Я взглянул на часы. Микроавтобус опаздывал на двадцать минут… А ведь они здесь никогда больше, чем на пять минут не опаздывают. Вот чёрт, ведь пробки на автострадах к этому времени станут непробиваемыми! Я и там застряну как минимум на полчаса. Теперь смысл извинения незнакомца начал проясняться. Но это не радовало.

Я опоздал на самолёт! На целый час… Начальник улетел. На пути домой до меня дозвонилась его жена. - Толик с тобой? - кричала она в трубку. - Нет, Валентина Ивановна, опоздал я. – Ничего не подозревая ответил я. – Завтра за свой счет полечу… В ответ я услышал её плач. По телеку сообщили о крушении того самого самолёта. Ё-моё, радоваться бедствию грех, конечно, но теперь я мог отправиться к Вале и пожалеть её, выслушать жалобы, предоставить своё мужественное плечо… Надо же, двадцать минут и такая удача… или проклятие?

Найти меня в Фейсбуке [Facebook]:

Личная страничка

  • Facebook - White Circle

Серия "Пока демоны спят"

  • Facebook - White Circle

Сокровенное о Перу

  • Facebook - White Circle

Найти меня В контакте [VK]:

Личная страничка

  • Vkontakte - White Circle

©2019 by Natalie Vargas

  • YouTube
  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Social Icon